Деловой завтрак

Погружение в чужой бизнес

Секреты работы над сложными проектами общественных пространств и источники вдохновения калининградских дизайнеров.

 

Общественные пространства — тема неисчерпаемая. Какие общие черты объединяют проектирование камерного салона красоты и гигантского грузового терминала? Эти и другие вопросы обсудили гости «Делового завтрака», организованного главным редактором журнала «Арт Дом» Мариной Блиновой. В беседе приняли участие дизайнеры Елена Безсмолова, Юлия Дегтяренко, Анастасия Алексеева, Мария Белуга и Анна Ковальчук. Специальным гостем стал директор компании
«Балтофис» Сергей Цедик.

Сергей Цедик,
директор компании «Балтофис»

Марина Блинова: Здравствуйте, друзья. На сегодняшнем «Деловом завтраке» мы решили поговорить об общественных и офисных пространствах. Наш гость может много об этом рассказать, потому что его предприятие предлагает комплексные решения для бизнеса, укомплектовывая поликлиники, учебные центры, офисы и даже музеи. Знакомьтесь, директор компании «Балтофис» Сергей Цедик.
Сергей Цедик: Добрый день, очень рад позавтракать в приятном обществе красивых девушек. Компания «Балт-офис» является одной из образующих компаний рынка офисных и общественных пространств. За 20 лет работы мы завоевали репутацию надёжного партнёра  в области формирования эффективного рабочего пространства. Участвуем во всех этапах жизненного цикла офиса: сотрудничество с дизайнерами, создание идеи, 3D-визуализации, монтаж, гарантийное и послегарантийное  обслуживание. Наша комплектация — это офисная мебель, кресла, сейфы, металлическая, медицинская и лабораторная мебель, музейное оборудование, готовое специальное оборудование для банков, учреждений образования и здравоохранения, осуществляем полный комплекс услуг от проекта до установки. В каждом проекте (в портфолио компании их уже более 500) мы выступаем экспертом на стороне клиента и стараемся предложить оптимальные бюджетные, функциональные, стилистические и логистические решения. Из последних проектов завершаем довольно значимый для нашей области объект — это новая ТЭЦ во Взморье. Сотрудничаем с российскими и европейскими производителями: ПРОМЕТ, MDD, Bejot, Furnika, Balma — можно долго перечислять достойные бренды. Кроме того, предлагаем продукцию фабрики FUTURA, калининградского производителя европейской офисной мебели и кресел.

Марина Блинова: Давайте помечтаем. Пусть каждый расскажет, каким он видит свой личный идеальный офис. Кто начнёт? Лена Безсмолова, может, ты?

Елена Безсмолова: Одним из преимуществ работы дизайнером для меня стало то, что можно уйти из офиса, а ты меня туда обратно пытаешься заманить, хотя бы мысленно. Нет-нет, я до сих пор радуюсь тому, что могу работать дома. Так что для меня лучший офис — это Бали, ноутбук и хороший Wi-Fi.

Юлия Дегтяренко: Я, наоборот, не могу работать дома. Не разделяется рабочее время и личное, рабочее пространство и личное. Ощущаю себя так, будто и обедаю на работе, и вечера провожу на работе, и ночую на работе. Поэтому у студии есть офис. Он удобно расположен, нравится сотрудникам, вписывается в бюджет, но… этот офис не для мечты, а для работы. А мечтается, чтобы были огромные панорамные окна и за ними много-много зелени.

Анна Ковальчук: Минималистичный интерьер с гладкими белыми стенами, лёгкой воздушной мебелью, которая растворяется в пространстве, и обязательно нужны яркие арт-объекты. Живопись на стенах. Если надоест — поменять, отдать в проект, найти нового хозяина, повесить другие полотна, чтобы глазу было на чём отдохнуть.

Анастасия Алексеева: Я сторонник открытых пространств и максимально скрытых систем хранения, чистых стен и готова отказаться от арт-объектов. Специфика работы постоянно перегружает сознание визуальным шумом, поэтому хочется, чтобы глаз отдыхал на лаконичном интерьере.

Мария Белуга: Думая об офисе мечты, представляю пространство, наполненное светом, с чистыми гладкими поверхностями, мебель из натуральных материалов и окно в пол с видом на природу. Идеальное место для творчества.

Сергей Цедик: В офисе мечты с удовольствием отказался бы вообще от систем хранения и перевёл всё в цифру, но действительность такова, что бумажный документооборот пока мы отменить не можем, поэтому никак нельзя выбросить из кабинетов, например, шкафы. Если же говорить о дизайне, то представляю себе двухуровневое пространство, наверху мой кабинет и кабинеты ещё одного-двух ключевых сотрудников компании, а внизу единый open space со стеклянными перегородками, который представляет из себя этакий аквариум с золотыми рыбками. Можно выйти на балкон второго этажа, посмотреть вниз и испытать гордость за то, что твоя компания РАБОТАЕТ! И пусть там царит стерильная чистота. Будь возможность, укомплектовал бы офис ещё и парой роботов-пылесосов, которые работали бы все 8 часов рабочего дня в режиме влажной уборки.

Елена Безсмолова: Вижу тут конфликт интересов. С одной стороны, Сергей как руководитель хочет контролировать своих работников, постоянно видеть, кто чем занят, и это понятное стремление…

Марина Блинова, главный редактор
Мария Белуга, дизайнер
Анастасия Алексеева, дизайнер

Марина Блинова: Можно я перебью? У меня похожая мечта, и это не про контроль. Сергей правильно сказал: видеть и наслаждаться. Я заряжаюсь, видя, как мои люди работают, как они разговаривают с героями материалов, от них идёт энергия, от которой рождаются новые идеи, новые планы.

Елена Безсмолова: Тем не менее люди — это люди, бывает, что нам нужно на минуту открыть личную почту или быстро ответить кому-то в соцсети. Когда человек делает монотонную офисную работу, иногда нужно ненадолго на что-то переключиться. И я понимаю руководителей, которые хотят видеть, кто чем занят, чтобы концентрировать сотрудников на работе. Но если каждую минуту ожидаешь, что за твоей спиной возникнет строгое начальство, ты испытываешь стресс. Это снижает продуктивность. Поэтому open space не всегда эффективен. Если только это не какая-нибудь условная компания с комнатой отдыха, куда можно ненадолго выйти, а потом вернуться и с удвоенной энергией погрузиться в работу.

Мария Блинова: Хочу попросить Анастасию Алексееву и Марию Белуга рассказать о работе над офисом компании «Битрикс». Это потрясающий проект, вы увидите его на обложке нового номера журнала «Арт Дом», но самое интересное, что это как раз open space для IT-компании.

Анастасия Алексеева: Не стану пересказывать интервью журналу, но если коротко, то мы старались проектировать такое пространство, которое будет суперсовременным, но в котором сотрудникам было бы комфортно работать. IT-технологии шагнули далеко впёред и то же самое с коммуникациями между сотрудниками офиса. Требуется применять новые схемы коммуникации, делать пространство гибким, адаптивным, легко приспосабливающимся к разным задачам, и формат современного open space отвечает этим задачам.

Мария Белуга: При работе над офисным пространством мы ориентируемся на атмосферу, которая царит в компании, очень часто она зависит от личности основателей, и мы стараемся уловить этот характер. Таким образом, офис компании «Битрикс» получился смелым и динамичным, а, например, пространство Virtoway спокойное в основе, с локальным использованием цветовых акцентов. Офис Inglot — это яркая женская энергия, структурированная чёткой геометрией бизнес-плана.

Сергей Цедик: Вот так выяснилось, что даже мечтать об идеальном офисе нужно с осторожностью. Тем более что у нас даже нет предмета для вдохновения. Нет в Калининграде зданий, которые впечатляли бы дизайном и могли стать ультрасовременными офисными центрами.

Анна Ковальчук: Так в чём проблема? Нужно построить свой личный город.

Марина Блинова: Вот откроют в Калининграде IT-кластер, возможно, там появится потрясающая архитектура.

Сергей Цедик: Не видел проект IT-кластера, но видел проект того, что планируется делать на Острове. Прекрасно, что туда привлекли молодых архитекторов, которые могут продемонстрировать новые подходы. Но хотелось бы более смелых идей, оригинальной архитектуры.

Мария Белуга: На самом деле это вопрос бюджета. И интересные конкурсы проектов, и звёздные архитекторы для разработки музейного квартала — это тоже вопрос бюджета.
Анна Ковальчук: Соглашусь. Когда собственники готовы вкладываться в офисные помещения? Когда это что-то парадное либо если компания приносит большую отдачу, что на калининградском рынке, к сожалению, редкость. Были опыты работы с собственниками, когда речь не идёт о трансформирующемся пространстве, о хорошем бюджете. Основной бюджет направляется на комнаты для переговоров или другие места, куда приходят гости. А в «закрытых помещениях» не имеет значения, насколько эргономичным будет кресло и какой у него будет дизайн, важна только невысокая стоимость. Из общественных пространств собственники готовы вкладываться в дизайн салонов красоты и в общепит. Туда приходит требовательная публика, там от первого впечатления может напрямую зависеть монетизация, поэтому там готовы вкладываться и просят создать вау-эффект.

Елена Безсмолова: Я сейчас работаю над интерьером кафе. Заказчики строили бизнес в другой сфере и захотели попробовать реализоваться на этом рынке. Придумала сочетание очень демократичной мебели из той же IКЕА с совершенно сумасшедшими решениями. В Польше нашла фабрику, которая делает очень интересные проекты, привезём некоторые детали интерьера оттуда.

Сергей Цедик: А к вам кто-нибудь обращался за архитектурным проектированием общественных зданий? Есть такие примеры?
Елена Безсмолова: У меня был своеобразный опыт проекта общественного пространства. Не музей, не офис, а большой грузовой сервис. Нужно было не только сделать удобный сервис для клиентов, но и разработать комфортную среду для персонала. Требовалось постоянно консультироваться с заказчиками и это был очень интересный опыт общения с руководителями, которые делали свой бизнес с нуля. Погружение в абсолютно неизвестную тебе среду.

Елена Безсмолова, дизайнер
Юлия Дегтяренко, дизайнер
Анна Ковальчук, дизайнер

Юлия Дегтяренко: У меня случилось полное погружение в иудаизм и еврейскую культуру, когда проектировала микву для новой калининградской синагоги. Миква — это бассейн для ритуального очищения, наполненный «живой» водой, водой естественного происхождения, то есть в нём смешивается водопроводная вода и дождевая из специального резервуара. Туда для очищения могут входить только иудеи.

Елена Безсмолова: И мужчины, и женщины?

Юлия Дегтяренко: В первую очередь женщины. Миква для мужчин строится только если остаётся такая возможность. Пока работала над проектом, перелопатила гору литературы и опросила всевозможных консультантов. Дошло до того, что иногда в разговоре выяснялось, что этот узкий вопрос я изучила глубже и полнее, чем некоторые участники общины. Ритуал очищения занимает несколько минут, но, готовясь к нему, женщина может провести в микве несколько часов, и важно было понимать, что может потребоваться при подготовке, как распланировать пространство, что за чем может понадобиться.

Сергей Цедик: Я был удивлён когда узнал, что нынешняя синагога ниже довоенного оригинала на 13 метров.
И хотя её старались сделать как можно более похожей копией, она не вполне то здание, которое стояло в городе до войны.

Мария Белуга: Она изначально не могла быть точной копией, так как применяемые материалы и строительные технологии значительно отличаются от прежних.

Сергей Цедик: Тем не менее Владимир Кацман, который был самым крупным жертвователем и душой проекта,
безусловно, молодец. Таким проектом можно гордиться.

Елена Безсмолова: Там очень красиво, когда наступают сумерки, на закате включают вечернее освещение и витражи начинают сиять.

Марина Блинова: Меня очень впечатляет входная группа. Там ведь ручная резьба по дереву, её делали «Никма Двери».

Сергей Цедик: Очень приятно наблюдать, когда меценаты восстанавливают историческое наследие. Я знаю, что нескольким виллам Амалиенау вернули исторический облик только за счёт средств их теперешних владельцев. Так восстановили виллу Шмидт, построенную в редком для нашего города югендстиле по проекту архитектора Вильгельма Варрентраппа. И напротив виллы Шмидт сейчас восстанавливают дом.

Марина Блинова: Очень жаль, что у нас этот процесс идёт не так активно, как в Европе, в том же Париже например.

Мария Белуга: В том же Париже ещё и муниципалитет очень активно принимает участие в сохранении городской исторической среды.
Марина Блинова: В завершение нашей беседы традиционный вопрос: где вы берете вдохновение?

Елена Безсмолова: Вдохновляет сложная задача. Очень вдохновляют заказчики. Это немного шаманский процесс, когда мы встречаемся и начинаем общаться. Можем говорить на отвлечённые темы, но при этом в голове возникают картинки будущего интерьера. Я чувствую людей, иногда они потом смеются: «Мы вроде бы такого не говорили, но Лена точно угадала, чего мы хотим».

Анна Ковальчук: 80% вдохновения привожу из дальних путешествий. Другие страны — это впечатления, эмоции, новые взгляды на жизнь. Мне очень импонируют Эмираты, там совсем другая архитектура, множество разных национальностей и культур, каждый приносит частичку себя и получается некий микс, там совсем другой уровень жизни. Из этих поездок всегда возвращаешься с зарядом энергии и ощущением «Так, мне срочно нужно работать больше, чтобы жить так же, как они!».

Мария Белуга: Люблю путешествовать и сохранять в архиве памяти разные впечатления. Но особое место в моём сердце занимает природа севера. Исландия, Фарерские острова, скалы и мох. Сочетание фактур, цвета и особый свет. В эти места хочется возвращаться. Эстетика севера для меня, наверное, самая вдохновляющая.

Анастасия Алексеева: В путешествиях для меня нет страны-фаворита, не было ни одной поездки, откуда бы ты ни привёз идей, открытий, воспоминаний. Но Италия вне конкуренции. Ни у кого нет такой богатой истории архитектуры, ни у кого нет такой дизайнерской школы. И Питер вызывает такие же ощущения, потому что его строили архитекторы-итальянцы или русские архитекторы, которых направляли на учёбу в Италию. После шести лет в Санкт-Петербурге, когда приезжаешь в Италию, ты чувствуешь себя как дома. А самая неожиданная для меня страна — это Марокко, откуда я уехала совершенно влюблённая. Неожиданный микс берберийского искусства и тонкий шлейф французской колониальной культуры. Сейчас проектирую интерьер для очень яркой женщины, которая попросила необычный интерьер с экзотическими нотками, и это совершенно точно будут нотки Марокко.

Марина Блинова: Я начинаю догадываться, что тут не найдётся человека, который бы сказал: «Я не люблю путешествовать, какое счастье, что в этом году из-за изоляции мы все сидели дома!».

Сергей Цедик: Меня вдохновляют мегаполисы. Нашему Калининграду немного не хватает динамики. Здесь комфортно жить, город располагает к размышлениям, анализу, творчеству. Но, когда отправляюсь в командировку в Питер и Москву, за три дня в столице собираю столько энергии, что вдохновляюсь на целый месяц. И второе, что вдохновляет, — это благодарность и оценка нашей работы нашими клиентами.

Artdom Magazine

Журнал Арт Дом. https://artdom-magazine.ru/

Добавить комментарий

Back to top button