АРТ-ПРОСТРАНСТВО

Calligrafuturism, винтаж и абстракция

Calligrafuturism по-русски

Славянская вязь умеет трансформировать пространство.

Арсений Пыжиков озаботился официальной сменой имени в паспорте на Покрас Лампас после того, как под этим псевдонимом стал одним из самых известных стрит-художников и каллиграфов России. Для своего стиля он придумал термин calligrafuturism и сочетает в нём элементы стрит-арта, типографики и каллиграфии разных мировых культур. Его работы выставлялись в Москве и Дубае, администрация старинного Дербента разрешила ему расписать историческую набережную своей вязью, а инсталляция для компании Panasonic попала в Книгу рекордов Гиннесса. Интересно, что, работая в направлении, близком к арабской вязи шамаиль, художник использует славянские буквы. Сплетаясь, они создают метафорические фигуры на одежде или моделируют пространство в уличных декорациях. И если сейчас современные каллиграфы отказываются от смысла слов, собирая буквы в причудливые сочетания, то в ближайшем будущем Покрас Лампас призывает отказаться и от цветов, обратившись к специальным краскам, способным изменять цвет и уровень свечения в зависимости от физических условий, в которых экспонируется произведение.


Love по-королевски

Как жизнь принцессы может превратиться в перформанс.

Дельфина Боэль с отличием окончила Школу искусств и дизайна Челси при Лондонском университете искусств, получив в 1990 году степень бакалавра изящных искусств. Будучи дочерью миллионера и бельгийского дворянина, Дельфина могла себе позволить заниматься изящными искусствами, не беспокоясь о коммерческом успехе. Но вышло так, что тридцать лет её жизни превратились в громкий перформанс современного искусства, немного дополненный авторскими полотнами и скульптурой. Когда Дельфине исполнилось 30, она узнала, что мать родила её не от законного мужа, а от тогдашнего короля Бельгии Альберта II. И 20 лет подряд художница не вылезала из судов, требуя, чтобы король признал отцовство и дал ей титул принцессы королевского дома. В перерывах между судебными заседаниями Дельфина писала картины. Её выразительным средством стали буквы, сплетающиеся во вдохновляющие надписи. Чаще всего это слово «любовь», которое брошенная королевская дочка могла сотни раз повторить на полотне, располагая их самым причудливым образом. Иногда между буквами можно было разглядеть небольшие разноцветные сперматозоиды. После того как в 1920 году отрёкшийся от престола Альберт II всё-таки был вынужден сделать генетический анализ и признать Дельфину, её творчество получило новый виток, и она представила целую коллекцию шёлковых шарфов и платков, где кроме слова «любовь» появились и другие слова.


Елена Безсмолова, дизайнер

Искусство в интерьере помогает создать настроение, добавить индивидуальности, а порой и полностью изменить характер помещения. И картины — наиболее универсальный инструмент для достижения этих целей, поэтому живопись встречается практически в каждом моём проекте. Картина калининградского художника Григория Власенко совершенно случайно оказалась в главной ванной в этом светлом доме: я привезла её для примерки в другом помещении.

Полотно навевает воспоминания об уникальной природе нашего края. Для меня это, безусловно, море и песчаные дюны, отражённые маслом на холсте с применением такой эмоциональной техники выражения, какая использовалась несравненным Марком Ротко. Хотя это лишь моё видение, прелесть абстрактной живописи как раз в том, что каждый может прочитать её по-своему. Так вот, увидев этот сюжет на фоне среза натурального камня в оттенках песчаника, я поняла, что это любовь!

Галина Воробьёва, дизайнер

Традиционная история, когда дизайнер вписывает живописное полотно в проект, чтобы визуальным аксессуаром подчеркнуть определённую идею интерьера. Но случается, что проект вырастает вокруг картин. Семья, проживающая в квартире, является поклонниками искусства, каждый арт-объект их коллекции имеет свою историю. Многие картины и скульптуры хозяин квартиры покупал на аукционах в Берлине. Моя задача заключалась в том, чтобы показать каждый экспонат наилучшим образом.

Живописные полотна, украшающие кабинет, принадлежат кистям немецких художников. Пейзаж с парусником написал капитан и художник из Киля Янссон Хайнц, история барка «Памир», построенного в 1905 году и спустя полвека бесследно исчезнувшего у Азорских островов, до сих пор вдохновляет живописцев. Лесной пейзаж кисти Вальтера Соренсена отправляет нас в альпийские леса, напоминая о прелестях загородных прогулок. Отдельная история у бронзовой скульптуры горняка на бюро: её изваял Иоганн Фридрих Ройш, профессор и первый преподаватель класса скульптуры в Кёнигсбергской академии художеств.

Artdom Magazine

Журнал Арт Дом. https://artdom-magazine.ru/

Related Articles

Добавить комментарий

Back to top button